В память о предках: На Винниччине установили памятник исчезнувшему селу

Нa Винниччинe устaнoвили пaмятник исчeзнувшeму сeлу.

Вдaли oт цивилизaции, нaд бeрeгaми Южнoгo Бугa в Нeмирoвскoм рaйoнe Винницкoй oблaсти, кудa сeгoдня пo бeздoрoжью дoeзжaют просто-напросто рeдкиe цeнитeли дикoй прирoды, устaнoвили пaмятник исчeзнувшeму сeлу Aлeксaндрoвкa. O тoм, чтo здeсь eщe пoлстoлeтия нaзaд буйствoвaлa оживление, бeз oпoзнaвaтeльныx знaкoв дoгaдaться слoжнo – трaвa быстрo пoглoтилa развалины исчeзнувшeгo сeлa, oстaвив всего делов вeкoвыe кaмни, пoрoсшиe мxoм. В пaмять o свoиx прeдкax пaмятный знaк нa мeстe исчeзнувшeгo села установили благодарные потомки.

«Моего прапрадед был одним с основателей села, и нам что же делать сберечь память о предках, которые на этом месте жили», – рассказывает Олюня Непийвода, которая вместе с паки (и паки) одной активисткой, Жанной Окладнюк, и организовала установку памятника.

Ныне о селе на Винниччине, которое просуществовало восемь десятилетий, неакадемично не осталось упоминаний – да не сделаете что в местных архивах и документах.

«У мой отца в свидетельстве о рождении значится селение Ясенове – старое топоним Александровки. А в интернете, действительно, о нем шиш с маслом нет», – отвечает Олюля на вопрос о том, идеже можно найти сведения об истории населенного пункта.

В (видах того, чтобы память о селе далеко не канула в Лету, собирать материал активисты решили по рассказам жителей и потомков.  

…Повествование села началась в 1903 году, как-нибуд четверо жителей близлежащих сел  купили землю у местного пана Сашуля Мермана – отсюда приключилось и название села Александровка. Фавн этот был управляющим у потомков  легендарного магната ХVIII века раздел Станислава Потоцкого, который владел местными землями (в Печере нате берегах Южного Буга поперед сих пор сохранена склеп и мельница древнего рода Потоцких). 

Существует серия теорий о том, откуда сии земли появились у Мермана. Соответственно одной из них, пнище над Бугом ему достался следовать заслуги перед Российской империей, и был наградой с самой Екатерины ІІ.

«В то время селяне жили в основном со своего натурального хозяйства, отчего возможность приобрести собственные поместья означала своего рода свободу. Берег эта была плодородная, речушка полноводная, что и позволило им выпить чашу все голодные годы ХХ столетия», – рассказывает Олюля Непийвода, имея в виду Голодоморы, которые постигли Винниччину в 30-х и 40-х годах прошлого века. 

После короткое время из четырёх домов, которые возвели тогда первые жители, разросся монолитный хутор на 37 дворов. Затем прихода советской власти владенья коллективизировали, а в селе появился находящийся в личном владении колхоз. Однако уже в 70-х годах хуторок начало вымирать.

«Последнюю жительницу села в 1984 году, напоследках, уговорили переехать в Забужье – близлежащее весь. Она много лет прожила одна в Александровке, аж без света, потому какими судьбами очень любила свое хуторок, и ни в какую не соглашалась реконструировать «локацию». Сие была моя прабабушка Наталья Непийвода», – говорит Люся.

Чтобы сохранить почти вымершую воспоминания о предках и селе Александровка, активисты решили найти на берегах Буга девташлар с именами местных жителей. Червонцы на памятник собирали местной общиной – квалифицированная из потомков Александровки нынче проживают в селе Забужье, которое находится вслед за три километра от бывшего хутора.

Получи открытие памятника пригласили местного священника – начальник храма Рождества Пресвятой Богородицы в Печоре тятька Николай опекает несколько сел в Немировском районе, ибо  в маленьких населенных пунктах бери сегодня нет своих церквей. 

Исполинс каравай и символический глоток кагора – си, по давней православной устои, помянули своих предков позднее панихиды жители Винниччины.  

«Свой батюшка был очень удивлен, чисто за 19 лет его службы в Печоре некто даже не слышал, ась? здесь было село! И, признаться, сейчас уже ничто об этом безлюдный (=малолюдный) напоминает, кроме нашего памятника. А сверху оставшиеся средства мы заказали сорокоуст вслед за здравие всех, кто поддержал идею, и панихиду ради упокой наших предков», – рассказывает активистка.  

 

Подавляющая из последних жителей Александровка переехало в весь Забужье – когда-так довольно процветающее село, идеже действовала ткацкая фабрика. Ноне в этом населенном пункте проживает недалече 200 постоянных местных жителей, а в селе перевелся ни школы, ни дороги – в дождливое минута года преодоление трех километров с Печеры до села превращается в гераклоковский деяние. И, если село Александровка сейчас полностью вымерло, то Холмщина остается на грани выживания, а превалирующая местных составляют пенсионеры. 

«Нам бы беспримерно хотелось возродить это селение. На Троицу, когда в этом месте проходят поминальные дни, селение оживает – сюда приезжают сотни людей, многие останавливаются «дикарями» у Буга. Коль (скоро) создать здесь правильную инфраструктуру – станица оживет! И для этого, первее всего всего, нужно проложить посторонись – это зависит через местных властей. А мы, в свою часть, сможем организовать эко-здравница, который не будет продавать многим известным», – делится своими планами Олюся.

Так исторически сложилось в ХХІ веке, как молодежь массово покидает села. Присутствие этом, большие города разрастаются до (того, что там становится некомфортно хоть дышать. Вернуть людей в покинутые села может лишь инфраструктура – дороги, школы, сеть. И сделать это абсолютно на деле…